Перейти к основному содержанию
Сообщить о ЧС: 8(800)550-80-45
Версия для слабовидящих
 

Пластическая операция, 8 февраля 2017 г. – «Российская газета»

Утилизация пластиковой тары становится национальной проблемой

 

Производители и импортеры товаров теперь несут особую ответственность за свои товары. Они должны либо сами утилизировать упаковку, да и сам товар, отработавший свой срок, либо заплатить за это специальным организациям.

Означает ли это, что предпринимателей обременяют новым налогом? Что изменится для покупателей и кто в итоге заплатит за переработку пластиковой тары и старого пылесоса? Как введение расширенной ответственности производителя позволит минимизировать ущерб природе? На все эти вопросы ответил руководитель Федеральной службы по надзору в сфере природопользования Артем Сидоров.

Артем Георгиевич, наступила так называемая расширенная ответственность производителей. Что это такое и что это означает для простых людей?

Артем Сидоров: До сих пор производители, импортеры, да и потребители не задумывались, что будет с товарами после того, как они выработают "­полезный ресурс". Что станет с товаром, когда он превратится в отход и какое влияние на природу он окажет. То же касается и упаковки товара. Между тем, пластик - основной вариант тары - если его размещать на полигоне, будет разлагаться в земле не менее 250 лет. И загрязнять почвы, грунтовые воды, негативно влиять на флору и фауну. С 2017 года вступил в силу запрет на захоронение части отходов. И производители теперь обязаны платить специальным компаниям за переработку того, что остается от использованного товара, или делать это самостоятельно, или объединившись в ассоциации. Таким образом, производители экономически мотивированы использовать биоразлагаемые упаковки и вообще заботиться о переработке того, что остается от их товаров. Иначе им придется платить специальный экологический сбор.

Расширенная ответственность производителя предполагает, что производитель и импортер должны принять на себя ответственность за утилизацию выпущенной или ввезенной продукции в конце ее жизненного цикла. Это не какой-то новый налог, а нормальное, принятое во всем мире стимулирование производителей продукции - включая упаковку и упаковочные материалы - к снижению негативного воздействия на окружающую среду.

Сегодня многие компании предлагают своеобразный "трейд-ин" - принеси старый пылесос и получи скидку на новый.

Артем Сидоров: Действительно, в последние месяцы мы все видели немало таких предложений. С помощью таких рекламных акций дальновидные производители готовились к новым правилам игры.

А что выгоднее производителю: обеспечить утилизацию или платить экологический сбор?

Артем Сидоров: Как известно, вся государственная политика в этой сфере выстроена таким образом, чтобы добиться максимального вовлечения отходов в переработку и вторичное использование. И введение РОП находится в той же парадигме. Ставки экологического сбора рассчитаны таким образом, чтобы выгодной была именно утилизация.

Были проведены специальные исследования, которые по заказу минприроды выполняли ученые НИУ "Высшая школа экономики". В итоге, я считаю, был найден баланс интересов производителей и переработчиков.

А о каких объемах идет речь?

Артем Сидоров: К сожалению, пока еще в России культура обращения с отходами находится на крайне низком уровне. Поэтому и РОП вводится постепенно. По итогам 2016 года 5-10 процентов продукции должно быть утилизировано. Но уже в 2017 году по ряду позиций этот показатель составит 15 процентов. Ну, а пример - ЕС, где в среднем утилизируется 50-60 процентов отходов.

Если компания выбирает уплату сбора, то кто обеспечивает утилизацию?

Артем Сидоров: Утилизацией в этом случае занимаются специальные предприятия - региональные операторы в области обращения с ТКО. Причем сделано это должно быть по технологиям, получившим положительное заключение государственной экологической экспертизы. Только в этом случае мы можем быть уверены, что продукция действительно переработана во что-то новое или используется вторично.

Как компании доказывают утилизацию?

Артем Сидоров: Главное доказательство - акт утилизации, форма которого разработана и рекомендована Росприроднадзором к применению, с приложением подтверждающих документов. Утилизация производится самими производителями (импортерами), их ассоциациями или по договору со специализированной лицензированной компанией. При этом надо понимать, что государственный инспектор Росприроднадзора придет в эту компанию и проверит и лицензию, и то, действительно ли она осуществляет утилизацию этих видов отходов на практике.

Что грозит нарушителям - тем, кто не перерабатывает или искажает информацию?

Артем Сидоров: За несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами грозит штраф до 250 тысяч рублей или приостановление деятельности предприятия на срок до 90 суток. За сокрытие или искажение экологической информации максимальная санкция - 80 тысяч рублей. При этом мы ожидаем, что Кодекс об административных правонарушениях будет дополнен специальной статьей, как раз за невыполнение требований по ответственности производителя.

Каковы шансы на повторное применение отходов после утилизации? Где и что может быть использовано?

Артем Сидоров: Читатели моего возраста, а тем более - старшего поколения, наверняка хорошо помнят, как в Советском Союзе собирали макулатуру и металлолом. А еще сдавали стеклянные бутылки из-под кефира, молока и прочих напитков. Все это попадало во вторичное использование. Сегодня "ассортимент" того, что можно использовать, стал только шире. Например, старые шины можно измельчать в крошку, которая используется в асфальте и для спортивных покрытий залов. Машинные масла после очистки можно использовать вторично. Из старой бытовой техники выделяются фракции драгоценных металлов, а металлические корпусы идут в металлолом. Из пластиковой тары изготавливают строительную стрейч-пленку, малые городские архитектурные формы (скамейки, навесы, заборы), бытовые товары народного потребления (тазы, лейки). В общем, технологий много, главное, чтобы было желание.

Сегодня бурные дебаты во всем мире идут вокруг упаковки. Некоторые страны вообще собираются отказаться от пластиковой упаковки и одноразовой посуды по причине ее неэкологичности. Что происходит с утилизацией вредного пластика у нас?

Артем Сидоров: Мы глубоко убеждены, что вопрос утилизации упаковок, в том числе опасных для человека и для природы, - это вопрос экономических стимулов и экологической культуры. Экономические стимулы созданы. В результате ситуация должна начать коренным образом меняться. Новые условия для притока инвестиций в отрасль переработки отходов обеспечат потребность в создании производственных объектов по переработке отходов, подлежащих утилизации, что позволит минимизировать технологию захоронения отходов. Следовательно, будут уменьшаться площади несанкционированных свалок, а затем и вовсе ликвидироваться. Все это, в свою очередь, неизбежно скажется положительно и на качестве жизни населения, и на создании благоприятных условий для проживания и развития во всех регионах страны.

Что же касается экологической культуры, то очень важны просветительские мероприятия, направленные на повышение уровня экологического самосознания. Кстати, одна из главных целей Года экологии, наряду со снижением негативного воздействия на окружающую среду, - это формирование экологической культуры граждан.

 

Опубликовано в «Российской газете» 08.02.2017